Союз в союзе

Не стоит спешить с заменой Таможенного союза Евразийским

Если посмотреть на динамическую карту экономических союзов в период за последнее десятилетие, то создаётся впечатление, что скоро они накроют весь мир и начнут накладываться друг на друга. Мода на интеграцию распространяется по планете со скоростью вируса.

 

Интеграция интеграции рознь

Иногда под этим современным понятием подразумевается старое доброе международное сотрудничество. Например, что есть интеграция в рамках БРИКС? Экономическое взаимодействие пятёрки крупных государств, ни одно из которых не собирается ни на йоту отказываться от своего суверенитета, но при этом ищет некие особые формы взаимодействия для обмена сырьём, товаром и технологиями. Вряд ли стоит ожидать от данного альянса чего-то большего. Бразилия, Индия, Китай, Россия и Южно-Африканская Республика попросту не имеют общих цивилизационных основ. А без них не стоит даже говорить о сколько-нибудь продолжительной консолидации хоть в сфере международной политики, хоть в экономике.

Но интеграцией может называться и несколько другой процесс — уже не только торгового или политического сотрудничества, но формирования сверхгосударства. В историческом плане в этом тоже нет ничего нового. Раньше такие образования называли империями и создавали путём завоеваний, объединений, династических уний, стиравших государственные границы. Сейчас наднациональные органы управления в союзах не покушаются на формальную независимость своих членов (ограничивая её по факту). Кроме того, в том же ЕС существует чёткое, хоть и не подчёркиваемое, разделение на «метрополию» и «колонии».
 

Обе формы интеграции естественны и нормальны до тех пор, пока они не смешиваются в рамках одного объединения. Скажем, перед Европейским союзом подобная проблема встала уже в полный рост. Где в ЕС заканчивается ядро формирующегося сверхгосударства и начинаются случайные попутчики, торговые партнёры, которых привлекли надежды на бюргерское благополучие? Они и выстроились в очередь за интеграцией — такой, как каждый её понимает.
 

Нет, сама по себе способность Европы к объединению сомнения не вызывает. За последние две тысячи лет на континенте столько раз уже создавались наднациональные империи и государства в самых разных конфигурациях — стоит ли удивляться ещё одной попытке? Она не первая и не последняя. Но оптимально ли просеян список участников? Не рубит ли европейское руководство под корень своё собственное будущее, пытаясь придумать искусственные критерии и ценности, чтоб хоть чем-то объединить явно необъединяемое?
 

Сейчас постфактум можно сказать, что на каком-то этапе развития ЕС была допущена ошибка. Этот опыт чрезвычайно важен и для нас. Возможно, точка невозврата ждёт Таможенный союз в 2015 году, когда ему предстоит стать союзом Евразийским.

 

К Евразийскому союзу готова лишь часть Евразии

Идея поэтапного углубления интеграции хороша лишь для более-менее монолитного ядра. Например, если бы на членство в Евразийском союзе претендовали лишь три нынешних участника ТС. Белоруссия, Казахстан и Россия сходны по многим параметрам, исключая, конечно, размеры и численность населения. Кроме того, они довольно давно идут по пути унификации, углубления сотрудничества во многих сферах. Но как быть со следующими претендентами?


 Евразийский Союз
 

Киргизия готовится заскочить на поезд Таможенного союза как раз перед отправлением к следующей станции. После этого за считанные месяцы государство с множеством экономических и политических проблем должно будет подготовиться к вступлению в Евразийский союз, то есть пройти путь, который Белоруссия, Казахстан и Россия для себя распланировали на несколько лет. Понятно, что в такой спешке на многие вещи, скорее всего, придётся просто закрыть глаза.
 

Таджикистан же явно не успевает стать членом Таможенного союза и до 2015 года. Тут придётся прыгать уже через две ступеньки. Давайте подумаем: насколько это реально для него в нынешних условиях?
 

Теперь что касается Украины. В Москве есть достаточно влиятельная группа политиков, которая считает Украину главной целью евразийской интеграции. Однако будем исходить из объективных реалий: до следующего политического цикла Киев из этого процесса выпадает. Хорошо, несколько лет — это не срок для реализации серьёзной стратегии, можно подождать. Однако как технически в каком-нибудь, предположим, 2020 году вполне созревшая к интеграции Украина сможет стать членом Евразийского союза? Притом что остальные участники проекта всё это время не будут стоять на месте, дожидаясь отстающих.

 

Альтернатива европейским ошибкам

Можно решать эту проблему подобно тому, как делают наши европейские соседи. Для неофитов ЕС устраивает что-то вроде бессрочных испытаний, во время которых кандидат выполняет ряд формальных требований и адаптирует все необходимые нормы к общим стандартам. Но, во-первых, подобные процессы затягиваются на годы, а иногда и на десятилетия. Во-вторых, толку в этом всё равно немного. Членами ЕС становились страны, явно далёкие от его стандартов, — просто за выслугу лет в период ожидания. Иными словами, такой метод — лишь консервация проблемы.
 

Альтернативой этому может стать разноуровневая интеграция. Не стоит спешить с заменой Таможенного союза Евразийским, они спокойно могли бы существовать одновременно. Как матрёшка — союз в союзе. И в дальнейшем, если интеграция перейдёт на уровень общих вооружённых сил или единой валюты, всё равно должно оставаться окно для стран, желающих ограничиться лишь экономическим сотрудничеством.
 

Это расширяет круг возможных участников проекта. Многие страны за пределами постсоветского пространства уже сейчас интересуются Таможенным союзом. Обязательно ли ставить для них непреодолимый барьер в виде следующего этапа интеграции, выходящей за рамки экономического партнёрства?
 

Кроме того, многоуровневая система будет устойчивее к внутренним кризисам. Должна существовать возможность дать задний ход, спуститься на одну ступеньку ниже, не отказываясь при этом от интеграции как таковой.
 

Пример ЕС должен был многому научить. Уже не первый раз то один, то другой член Евросоюза шантажирует центральное руководство угрозой выхода, выбивая себе особые условия. ЕС стал заложником своей мнимой монолитности. Имеющихся в рамках Евросоюза шарниров гибкости не хватает для того, чтобы учесть все пожелания к форме сотрудничества. Собственно говоря, кредит дополнительных опций евроинтеграции — лишь шенген и зона евро, всё остальное идёт уже в базовом предложении. Если же нашей базой станет ТС, а опциями — всё остальное, то интеграция ничуть не пострадает, а союзные отношения лишь выиграют.
 

Автор: Валентин Жаронкин
 

Источник

Смежные материалы:

Новости и репортажиЭкономическая интеграция России и Казахстана

СтатьиЕвразийская интеграция и ЕС: общее и особенное

СтатьиОт Таможенного к Евразийскому

НовостиОтрасли Союза, обладающих высоким интеграционным потенциалом

СтатьиОт содружества к конфедерации