От содружества к конфедерации

article100.jpg

Автор: Юрий Солозобов - политолог, директор по международным проектам Института национальной стратегии.
Опубликовано в журнале "Геополитика" № 13, ст. "Евразийский Союз: от идеи к практике". Источник:
геополитика.ру.

 

18 ноября 2011 г. наша евразийская интеграция шагнула на новую ступень. Подписание в московском Кремле трехсторонней Декларации о евразийской экономической интеграции стало судьбоносным событием для государств постсоветского пространства. То, о чем убежденный евразиец Нурсултан Назарбаев говорил еще 17 лет назад, свершилось. Напомним, что еще в 1994 г. президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил идею создания Евразийского союза. 

 

 

В тот год казахстанский лидер в стенах МГУ заявил, что странам СНГ необходимо образовать новое объединение по типу Евросоюза. Речь шла о принципиально ином союзе - равноправном, без старших и младших братьев. И как финал - о проекте полномасштабного взаимодействия без утраты политического суверенитета.


«Евразийский Союз я изначально видел как объединение государств на основе принципов равенства, невмешательства во внутренние дела друг друга, уважения суверенитета и неприкосновенности государственных границ», - писал Нурсултан Назарбаев. Время доказало, что всем нам была прозорливо указана надежная и достижимая цель. Официальная формула нынешнего проекта интеграции в рамках Евразийского союза обозначает именно это: экономическую интеграцию при сохранении политического суверенитета и гарантированной коллективной безопасности. Сегодня идея Евразийского Союза государств становится политическим мейнстримом. Она обретает конкретные очертания на постсоветском пространстве, наполняется юридическим и экономическим содержанием.



Трудный путь от СНГ к ЕАС

 



Но путь от хорошей идеи к практической реализации был труден и занял почти два десятилетия. Почему так получилось? Видимо, необходимо было определенное время для того, чтобы постсоветские политические элиты, вышедшие из недр провинциальной номенклатуры, насытились своей независимостью – персональными самолетами, рукопожатиями королей и красными ковровыми дорожками. И еще не хватало политической воли у руководства ряда ключевых стран СНГ.    


Лишь с приходом Владимира Путина на пост президента РФ стали складываться более или менее работоспособные интеграционные структуры, такие как «зонтик» ОДКБ в военной сфере или ЕврАзЭС – в экономической. Создание ЕврАзЭС  в 2000 году в формате пяти стран – Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России и Таджикистана, по сути, стало  переломным моментом в практике евразийской интеграции. Всего за 11 лет в рамках ЕврАзЭС сформировалась разветвленная структура механизмов и инструментов по различным измерениям интеграционного процесса. Особо, следует отметить создание Евразийского банка развития и Антикризисного фонда, а также ряд постоянно действующих комиссий ЕврАзЭС.


Наличие постоянно действующих наднациональных органов, практически ежедневно занимающихся проблемой евразийской интеграции, - очень важный и своевременный ход. Не секрет, что первое издание Таможенного союза в 90-х гг. было недееспособно во многом из-за отсутствия наднациональных органов контроля. Еще одна очевидная помеха - долгое время наша постсоветская интеграция находилась в каком-то стихийном состоянии. У руководителей новых независимых образований, появившихся на месте бывшего СССР, отсутствовало ясное видение общей цели - куда должно двигаться постсоветское пространство. Но после распада Союза в 1991 г. большинство союзных республик не рискнули уйти в свободное плавание и вошли в состав нового образования – СНГ.


Во-первых, зададимся вопросом: зачем вообще был нужен «проект СНГ» бывшим братским республикам? Ответ очень прост и прагматичен. Прежде чем получить признание на международной арене, все эти новообразованные государства должны быть взаимно признаны в рамках СНГ. Вот почему Содружество на первом этапе было всем крайне ценно и нужно. Но как только в этих государствах сменилась политическая элита, которая получила «ярлык на княжение» от мирового центра силы - Запада, интерес к СНГ с их стороны резко ослаб.

 

Второй момент. Наши страны долгие годы объединяла своеобразная «стратегическая триада»:  единство энергетической инфраструктуры («братство трубы», как это иногда называют), общность военной инфраструктуры и общность культурных связей, которую часто недооценивают. Советский Союз был одной из передовых держав того времени, у нас накоплено гигантское количество и документации, и технологий, и культурных достижений на общем межнациональном языке общения – русском. Эти три «кита» какое-то время держали структуру СНГ как единую организацию. Но сейчас эта остаточная связность также подошла к критическому рубежу.

 


Локомотивы интеграции


Главный дефект СНГ обозначил Владимир Путин, который очень точно назвал Содружество «механизмом цивилизованного развода» стран, образованных на пространстве бывшего Советского Союза. Но, посудите сами: развод - это логика разделения, а не объединения! Всегда важно понимать, на чем зиждется то или иное государственное объединение. Так, например, Евросоюз родился из объединительного союза «угля и стали». В его основе – логика интеграции, стратегический союз двух европейских «локомотивов» – Франции и Германии. Чтобы не делить Эльзас и Лотарингию, а вслед за ними всю старую Европу, две главные державы решили навсегда закрыть этот вопрос.  Из этого маленького зародыша и вырос большой Евросоюз.



Этот поучительный опыт формирования ЕС показывает, что реальная интеграция идет лишь между странами с достаточно развитым и сопоставимым потенциалом. В СНГ (после двух десятилетий деиндустриализации) к таким странам можно отнести только Россию, Украину, Беларусь. И, разумеется, стремительно растущий Казахстан. Поэтому на начальном этапе нам не следовало стремиться к поголовному охвату всех стран СНГ в одну интеграционную рамку. На эти «грабли» мы уже наступили в 90-х гг. Куда важнее было иметь в Содружестве крепкое «ядро» интеграции, которое станет настоящим «мотором» для успешного объединения остальных национальных хозяйств. 



«Евразийская тройка» - Астана, Москва и Минск - объективно должна была стать таким интеграционным ядром на постсоветском пространстве. Ведь вместе эти три страны обладают почти 80% экономического потенциала СССР.  По всем мировым меркам, это будет мощное объединение - совокупный ВВП трех стран составляет почти 2 триллиона долларов. Промышленный потенциал «тройки» оценивается в 600 миллиардов долларов, объем выпуска продукции сельского хозяйства – порядка 112 миллиардов долларов, а общий потребительский рынок – более 165 миллионов человек.



Как показал опыт формирования Евросоюза, межгосударственная интеграция — процесс позитивный. Он также не противоречит политической самостоятельности каждого суверенного государства. Главное, чтобы всеми участниками интеграционного проекта одинаково четко понималась конечная цель интеграции и основные вехи на этом пути.  Эта согласованность стратегических позиций и понимание общности целей внутри «евразийской тройки» стала надежным базисом для интеграционного процесса на пространстве СНГ. В последующие годы она поэтапно воплощалась в жизнь в создании целого ряда успешных межгосударственных структур – Организации Договора о коллективной безопасности, Евразийского экономического сообщества, Таможенного союза Казахстана, Беларуси и России.

 



Таможенный союз «на троих»



В истории евразийской интеграции особо надо выделить следующий момент -  подписание в 2007 г. договора о создании трехстороннего, с участием России, Казахстана и Беларуси, Таможенного союза. За короткий срок сторонами-участниками была проведена колоссальная работа. Менее чем за три года разработан и принят единый Таможенный кодекс трех стран, создан наднациональный орган – Комиссия Таможенного союза. Согласовано более 11 тысяч товарных позиций для применения унифицированного тарифа в торговле со странами вне единой таможенной территории. Безусловно, были и определенные трудности: они связаны с периодом адаптации экономических субъектов трех стран к унифицированным таможенным тарифам и импортным пошлинам. Были и еще есть отдельные нестыковки между национальными таможенными администрациями, которые методично устраняются работой Комиссии Таможенного союза во главе с талантливым экономистом С.Ю.Глазьевым.



Появление Таможенного союза означает ликвидацию таможенных границ на пути движения товаров и услуг внутри таможенной территории. Разрешительные документы, например, ветеринарные для товара сельскохозяйственного происхождения, признаются компетентными органами друг друга. Проще говоря, Таможенный союз расширил до Бреста и Владивостока границы рынка сбыта для производителей всех трех стран. Это будет стимулировать экономическую активность и повышать товарооборот. Только одно соглашение по выравниванию железнодорожных тарифов позволит увеличить грузооборот между нашими странами на 30 процентов.



Второй плюс - восстановление экономического пространства бывшего СССР как единого организма. Тем самым, научно-технический и производственный потенциал предприятий, выпускающих продукцию с высокой добавленной стоимостью, будет объединен. Это очень важный шаг к модернизации наших стран! И, наконец, третий плюс - большой внутренний рынок. Создание Казахстаном, РФ и Беларусью Таможенного союза открывает для зарубежных инвесторов рынок с населением в 165 млн. человек и суммарным валовым внутренним продуктом (ВВП) почти $2 трлн. Все это реальные плюсы, прежде всего, для всех простых казахстанцев, россиян и белорусов.



Выгоды Таможенного союза


Только в первом полугодии 2011 г. на треть вырос общий товарооборот трех стран. Прогнозируется, что по итогам года он достигнет уровня 100 миллиардов долларов, что на 13 % больше прошлогоднего показателя. Причем наиболее быстро растут объемы приграничной торговли между Казахстаном и Россией – более чем на 40 %. А торговый отношения между ранее не граничившими странами Белоруссие и Казахстаном имеют «взрывной рост» -   белорусско-казахстанский оборот вырос в пять раз по отношению к прошлому году. И это всего за пять лет! Европейский союз же к аналогичному уровню интеграции шел 40 лет после создания объединения угля и стали.



Причины этого успеха лежит в том, что степень интеграции бывших союзных республик в отдельных направлениях до сих пор выше, чем даже ныне в ЕС. Во времена СССР те же Россия, Белоруссия и Казахстан десятилетиями развивались как единый организм с общим народнохозяйственным комплексом. Экономики бывших союзных республик взаимно дополняли друг друга, а тысячи производственных связей образовывали индустриальные  цепочки с полным циклом - от сырья до готовой продукции и от фундаментальной науки до массовых товаров. Евразийская интеграция сегодня - это целенаправленная политика на воссоздание большого экономического пространства в новых рыночных условиях.



Еще одна параллель – Таможенный союз в рамках ЕврАзЭС реализует задачу сходную с той, которую знаменитый экономист Фридрих Лист решал в XIX веке для Германии. Напомню, что Ф. Лист предлагал объединить разрозненные Пруссию, Германию и Австрию в большое экономическое пространство. А в результате получилось «германское экономическое чудо». Будем надеяться, что скоро мы станем свидетелями нового «евразийского чуда». По расчетам ученых РАН, государства-участники Таможенного союза за счет интеграционного фактора получат дополнительно около 15 % прироста ВВП к 2015 г. Это предполагает активизацию сохранившегося научно-производственного потенциала, что также позволит нашим государствам выйти из сырьевой ловушки на путь инновационного развития.



Евразийский союз: стратегия будущего


Итак, Таможенный союз успешно заработал. Но тут возникает вопрос - как и куда нам двигаться дальше? Лучше всего о стратегии евразийской интеграции рассказал ее признанный идеолог – Нурсултан Назарбаев. Вот что заявил казахстанский президент на пресс-конференции после подписания Декларации о евразийской экономической интеграции: «Любая интеграционная идея заключается прежде всего в создании общей зоны торговли, потом – таможенный союз, единое экономическое пространство, потом – экономический союз с выходом на какую-то единицу в смысле валюты, а потом и на валюту. То есть это классический путь, по которому мы и движемся. Зона свободной торговли у нас была, мы Таможенный союз создали, теперь мы создаём Единое экономическое пространство. И, самое главное, нам надо это экономическое пространство запустить во всю мощь, тогда мы подойдём, естественно, к Союзу.»

 



Президент Казахстана четко обозначил следующий важный этап евразийской интеграции –  Единое экономическое пространства (ЕЭП).  Создание полноценного единого экономического пространства означает общий рынок товаров, услуг, трудовых ресурсов и капитала, что будет способствовать повышению устойчивости к изменениям мировой экономической конъюнктуры. С созданием ЕЭП обеспечены свободный и равный доступ сторон к транспортным и энергетическим ресурсам, национальный режим предприятиям-резидентам при участии в госзакупках, гармонизация норм антимонопольной политики, формирование институтов проведения согласованной макроэкономической политики. Опытный политик Н.А.Назарбаев сразу обратил на внимание на этот момент и предложил «выстроить общий алгоритм модернизации и инновационного развития наших стран». Прежде всего,  надо согласовать промышленную и экономическую политику между наиболее продвинутыми  государствами  - Россией, Белоруссией и Казахстаном.



Для этого страны-участники приняли 17 договоренностей, выполнение которых создаст условия для формирования Евразийского экономического сообщества. Всего, за пять предстоящих лет наднациональным органам будут переданы 175 национальных полномочий. Прежде всего, Россия, Белоруссия и Казахстан должны будут согласовать макроэкономические показатели своих государств. Это внешний государственный долг, уровень инфляции, внутренние тарифы и так далее. Затем на практике надо обеспечить свободное передвижение и капитала, и рабочей силы. Потом «евразийская тройка» будет постепенно согласовывать позиции по естественным монополиям: сначала введут единые транспортные тарифы для железных дорог. Дальше к 2015 г. мы подойдём к единым тарифам транспортировки нефтегазовых трубопроводных систем. И вот на этом рубеже начинает в полную силу работать Единое экономическое пространство. У президентов «тройки» есть намерение форсировать движение вперед – возможно, что эти масштабные планы будут реализованы уже к концу 2013 г.



Проблемы на пути формирования ЕЭП


В этом плане эксперты видят две главные проблемы для успешного формирования ЕЭП – проведение согласованной валютной политики и обуздание аппетитов инфраструктурных монополий. На этом также акцентирует внимание и белорусский президент А. Лукашенко в своей ответной  статье "О судьбах нашей интеграции".   Через всю статью проходит красная мысль: Минск хочет равного к себе отношения несмотря на экономический и политический вес стран ЕАС. Александр Лукашенко подчеркивает, что кроме формального равенства партнеров, необходимо и «равенство условий хозяйствования с равным доступом к единой энергетической и транспортной системе». Деликатно, но твердо белорусский президент затрагивает еще одну «болевую» точку нашей интеграции -  вопрос создания единой валюты.

Евразийский союз – это не «либеральная империя» по версии Чубайса. Чтобы задуманный проект ЕАС воплотился, Россия должна создать равные условия хозяйствования для своих стратегических партнеров и не «давить на газ» - в прямом и переносном смысле. Избыточные преференции российским монополиям подорвут главное – доверие партнеров, равно как и принудительное введение рубля. «Сначала нам надо доказать для себя выгодность и равноправность нашего экономического пространства. После этого обязательно встанет вопрос о единой валюте» – так заявил в интервью «Интерфаксу»  президент Н.А.Назарбаев, -  «Но я считаю, что ни одна национальная валюта, включая такую мощную, как рубль, не годится на эту роль. Это должно быть другое название, должна быть другая валюта».



Кстати, Нурсултан Назарбаев не раз уже предлагал создать общую наднациональную денежную единицу на паритетных началах – «евраз» или «алтын». Валютный союз - это важный рубеж, который ставится  и в статье В. Путина. Если этот трудный перевал в ЕЭП мы одолеем, то речь пойдет об интеграционном объединении, вполне сопоставимом по качеству интеграции с Евросоюзом.  На мой взгляд, создание единой валюты – ключевой критерий успешности нашего интеграционного проекта. Равно как и назревшее принятие Евразийской энергетической хартии. Сейчас договоры о поставках и транзите энергоносителей из Центральной Азии имеют, как правило, форму двусторонних договоров и не учитывают комплексных реалий. Европейская энергетическая хартия, навязываемая нам ЕС, носит односторонний прозападный характер и нас явно не устраивает.



Тут стоит обратить внимание на интересное выступление Нурсултана Назарбаева с трибуны ООН, который 26 сентября 2007 г. предложил принять Евразийский пакт стабильности энергопоставок. Все страны Центральной Азии и Россия выполняют несколько функций: мы одновременно поставщики, по нашей же территории транспортируется газ. Нам необходимо одновременно соблюдать условия как поставщиков, так и транзитёров и продавцов  - и здесь наши интересы переплетаются. Думается, нам не следует ждать, пока коллективную повестку евразийской энергополитики за нас выработают в Брюсселе. Сегодня Москва имеет куда больше шансов и больше оснований выдвинуть свой вариант Евразийской энергетической хартии. Это было бы очень сильным ходом со стороны Москвы - предложить такую Хартию своим потенциальным партнёрам по стратегическому сотрудничеству.



Общественное измерение интеграции


Президент Н.А. Назарбаев поднял в своей статье в «Известиях» еще одну  очень актуальную проблему – общенародной евразийской интеграции. «Создание Евразийского Союза возможно только на основе широкой общественной поддержки», - уверен Нурсултан Назарбаев. По мнению казахстанского Лидера, наша евразийская интеграция не должна идти верхушечным, сугубо бюрократическим путем. «Интеграция – слишком важное дело, чтобы доверять его только политикам», – не раз говорил Президент Казахстана. Действительно - создать эффективный и работоспособный Евразийский союз невозможно без участия широких заинтересованных в интеграции масс. А пока у нас получается так «как всегда» - интеграция в «верхах» успешно идет, а достойной политической и медийной поддержки «внизу» пока не имеет!



Президент Казахстана предложил создать ряд принципиально новых структур, способствующих укреплению будущего Евразийского союза. Во-первых, это Евразийская парламентская ассамблея, то есть прообраз евразийского парламента, в стенах которой будут вестись предметные дискуссии о будущем нашего объединения. Нам также надо выращивать новое поколение евразийских политиков, способных действовать в интеграционной среде. Во-вторых, пора провести назревшее структурирование предпринимательской среды в интегрированном экономическом пространстве. Поэтому столь важны инициативы Нурсултана Абишевича по созданию Евразийской торгово-промышленной палаты и созыву Евразийского конгресса промышленников и предпринимателей. И, наконец, надо устранить явные диспропорции между существованием интеграционных структур на уровне государств и отсутствием таковых на уровне гражданского общества. Необходимо также укрепить и усилить идеологическое информационное поле вокруг темы евразийской интеграции.



Интеграционная миссия по созданию Евразийского Союза не будет успешной без привлекательной объединительной идеологии –  без всякого сомнения, ей может быть только «новое евразийство». Нам давно пора создать ряд новых влиятельных институций, открыто поддерживающих приоритеты евразийской интеграции на публично-политическом пространстве наших стран. Нужны яркие, харизматичные новые люди, которые могли бы выступить дополнительными общественными «моторами» нашей интеграции. В первую очередь, нам нужно привлечь к проекту создания Евразийского союза активных молодых людей – новое поколение, выросшее за годы Независимости.  Долгосрочный проект нового Союза создается, прежде всего, для них. На мой взгляд, новый наднациональный уровень Евразийского союза должен стать мощным социальным лифтом для молодых талантов.


Место ЕАС в современном мире


Концептуальная работа российского премьера В. Путина "Новый интеграционный проект для Евразии — будущее, которое рождается сегодня" стала своего рода политическим камертоном на ближайшее десятилетие и задала общие контуры нового проекта ЕАС. По мнению российского лидера, «необходимо создание Евразийского союза, который мог бы связать Азиатско-Тихоокеанский регион и Европу». Лидер Казахстана сходно определяет перспективные задачи Евразийского Союза как «мегапроекта, соизмеримого со сложными вызовами настоящего и будущего». ЕАС видится Президенту Казахстана также как «прочное звено, сцепляющее евроатлантический и азиатский ареалы развития». Это значит, очень скоро в самом центре Евразии – как раз посередине между бурно растущими экономиками Евросоюза и Китая – появится новый геоэкономический центр силы - Евразийский Союз.



«Мы рассматриваем Евразийский Союз как открытый проект. Его нельзя представить без широкого взаимодействия, например, с Евросоюзом, другими объединениями». Так говорит мировой политик Нурсултан Назарбаев, хорошо знакомый с опыт интеграции в разных частях света. С ним солидарны практики -  эксперты и экономисты ЕврАзЭС, которые сегодня при формировании  технических регламентов, норм и правил в рамках ТС и ЕЭП изначально закладывают передовые нормативы, действующие в Евросоюзе. В итоге, это позволит нам уже к рубежу 2015-20 гг. создать в Евразии пространство свободной торговли, ассоциированное с ЕС.



Евразийский экономический союз России, Белоруссии и Казахстана будет открыт для других стран, но наиболее вероятными претендентами на присоединение к Евразийскому союзу являются Таджикистан и Кыргызстан – об этом в интервью «Голосу России» заявил глава Министерства промышленности и торговли РФ Виктор Христенко, который возглавит Евразийскую экономическую комиссию. По словам вице-премьера Игоря Шувалова, куратора направления СНГ в федеральном правительстве, общая союзная граница будет пролегать настолько южнее, так что в границах союза оказываются 89% территории бывшего СССР. Геополитический сдвиг в Центральную Азию надежно прикроет границы ЕАС и на долгие годы надежно обеспечит новый Союз ресурсами – сырьевыми и гуманитарными.



Идеолог евразийской интеграции - президент Н.А. Назарбаев постоянно подчеркивает в своих выступлениях один важный исторический водораздел: «Никакой «реставрации» или «реинкарнации» СССР нет и не будет». Вопреки шаблонным опасениям западных наблюдателей сегодня на постсоветском пространстве речь не идет о «создании СССР-2» или о прочей политической ностальгии. Скажем прямо -  союзы, основанные на ностальгии, долго не живут! Нам, гражданам России, Казахстана и Белоруссии, нужен новый прагматичный подход, нацеленный на будущее. Именно такой путь сделает наши страны конкурентоспособной частью глобальной экономики.



Если внимательно посмотреть, то после первой фазы мирового кризиса 2008-2010 гг. интеграция России, Белоруссии и Казахстана пошла ускоренными темпами: из ностальгического проекта (типа «воссоздадим СССР-2») стала насущным вопросом выживания. Почему так? Экономисты уверены, что после наступающей второй фазы кризиса мировое хозяйство распределится по крупным региональным блокам. Такие большие, почти самодостаточные экономики, как отсеки в подлодке, резко повышают вероятность выживания. И этот процесс т.н. «кластеризации» идет сегодня полным ходом. К примеру, крупнейшая в мире зона свободной торговли Китай + АСЕАН была уже создана в 2010 г. Это означает появление на планете огромного рынка с населением почти два млрд. человек. Да и процесс объединения стран Южной Америки в рамках МЕРКОСУР пошел куда быстрее...



При существующих глобальных сценариях развития у стран постсоветского пространства есть всего два пути. Первый – переферийной интеграции в Китай или ЕС. Скажем прямо, по донорским частям или на правах сырьевой провинции Китая и/или «кочегарки Европы». Второй – побороться за создание собственного центра силы в сердцевине Евразии. И Евразийский союз – один из инструментов создания такой силы. Н.А. Назарбаев уверен, что «в экономическом плане мы можем стать мостом, соединяющим динамичные экономики Евросоюза, Восточной, Юго-Восточной и Южной Азии». Если смотреть шире, то лидеры «евразийской тройки» сделали всем странам СНГ уникальное предложение – о создании большого экономического пространства в центре Евразии, как пространства совместного развития. Только объединение усилий, ресурсов и возможностей «осколков бывшего СССР» способно принести всем странам-соседям по СНГ серьезные политические и экономические дивиденды. Отказ от серьезной евразийской интеграции – это синоним слова «распад»!

Смежные материалы:

Интеграционный проектЕвразийство и Неоевразийство

Новости и репортажиЭкономическая интеграция России и Казахстана

СтатьиСоюз в союзе

Интеграционный проектПассионарная теория этногенеза

НовостиОтрасли Союза, обладающих высоким интеграционным потенциалом