Классики Евразийства и гарантийное государство

19 сентября 2013 -
article253.jpg

 

ФОРМИРОВАНИЕ КОНЦЕПЦИИ ГАРАНТИЙНОГО ГОСУДАРСТВА
ВО ВЗГЛЯДАХ КЛАССИЧЕСКИХ ЕВРАЗИЙЦЕВ

 

49081841513
 

Научное наследие евразийцев, по проблеме гарантийно - государственного строительства определило новый подход в историко-правовой науке России. На основании проведенного исследования можно отметить, что евразийская модель гарантийного государства представляется шире, чем просто политическая форма организации общества. Проблема осмысления будущего государственного устройства России в евразийской доктрине затрагивала все стороны, все сферы жизнедеятельности российского общества, начиная от культурно-исторических и заканчивая политико-правовыми аспектами. Евразийская модель гарантийного государства представляется, как универсальная система, в которой в тесной взаимозависимости находятся все составляющие ее компоненты: религиозно-географические особенности евразийской культуры; принцип становления и оформления национальности на евразийском континенте; историческая традиция, которая нашла свое выражение в оформившихся идеях правовой и религиозной мысли России и которая существовала в традиционной народной культуре. Эта особенность евразийской доктрины, на мой взгляд, исключает те противоречия во взглядах участников данного процесса, на которые ссылаются исследователи классического евразийства. Поэтому нам представляется возможным, отмечая многоликость классического евразийства, выделить главных идеологов процессов, среди которых, были Л.П. Карсавин, П.Н. Савицкий, Н.С. Трубецкой, П.П. Сувчинский и Н.Н. Алексеев. Сформулированные ими положения историософии создали необходимый философский базис, который предопределил тенденцию развития общественно-политических и правовых идей и тесным образом связанную с ними практическую деятельность евразийцев.

В евразийстве не менее важное место, чем историософские и геополитические построения, занимает своеобразная концепция права и государства. Главную роль в её разработке сыграл Николай Николаевич Алексеев. Государственно-правовая сторона евразийского учения была развита им в его работе «На путях к будущей России (советский строй и его политические возможности)», статьях «Русский народ и государство», «Евразийцы и государство», «О гарантийном государстве», «Обязанность и право» и мн. др., написанных им в 20-30-е гг. ХХ века. Конструируя идеальную модель будущего евразийского государства, Алексеев стремился исходить из реального состояния России после большевистской революции. Освобождение России от коммунизма, считал Алексеев, будет не полным отрицанием Советского государства, а дальнейшим развитием содержащихся в нём положительных элементов, соединённых с ещё более высокими потенциями государственно-правового развития, заложенными в историческом опыте России.

 

В государственно-правовой доктрине евразийства Алексеев пытался синтезировать различные политические традиции России, начиная со времён Московской Руси и заканчивая Россией советской. Характерной особенностью этой доктрины явилось её сознательное противопоставление западной либеральной правовой парадигме. Обоснование своей концепции Алексеев подыскивал в русской истории, параллельно утверждая своё, евразийское её понимание. «Вся наша история и есть, прежде всего, борьба с Азией, приспособление к Азии и ассимиляция Азии». Отстаивание своего бытия в борьбе с кочевниками, которые сначала были в этой борьбе победителями, а потом стали побеждёнными, требовало особой организации на основе тягла – всеобъемлющих и всеохватных обязанностей перед государством. Это суровое военное тягло наложило отпечаток на всю жизнь народа. Не все могли выдержать такое напряжение, тем более, когда рядом лежали обширные пространства неосвоенных земель. В этой неопределённости пространства и состоит отличие нашей истории от западноевропейской. Запад стремился к усовершенствованию социальной жизни, русский народ – к расширению в пространстве. Запад шёл путём интенсивным, мы же – экстенсивным. С учениями о демотии и идеократии тесно связана разработка ещё одного аспекта политико-правовой доктрины евразийства – гарантийного государства. Такое государство, в понятиях евразийцев, «обеспечивает осуществление некоторых постоянных целей и задач,... является государством с положительной миссией». Гарантийное государство противопоставлялось государству релятивистическому, т.е. не ставящему перед собой никаких положительных задач. К последнему типу принадлежит большинство современных демократий.  
 

Гарантийное государство несёт определённые положительные обязательства перед нацией. Права человека им не отрицаются, но они являются лишь пустым звуком, если не подкреплены государственными обязанностями. Последние заключают в себе положительную миссию государства, которая в современном мире может быть сформулирована следующими принципами. «1. Государство ставит своею целью освободить людей от жестокостей личной борьбы за существование путём создания максимально развитой материально-технической базы жизни, организации интенсивного производства необходимых благ..., создания среднего уровня зажиточной жизни и окончательной ликвидации нищеты и бедности (принцип материальной интенсификации жизни). 2. ...Государство... организует соразмерное количество труда прибавочного, весь общественный доход с которого государство обязуется употреблять на культурное строительство, на удовлетворение и развитие духовных потребностей граждан (принцип подчинённой экономики). 3. ...Государство создаёт максимальное количество культурных и духовных благ, предпочтение и выбор которых предоставляется свободе всех и каждого (принцип положительной свободы). 4. ... Государство стремится к созданию высшей культуры, которая воплощала бы в себе идею общечеловеческого достоинства и в то же время максимально служила бы проявлению национальных, племенных и местных особенностей населения евразийского культурного мира (принцип организации культуры как сверхнационального целого на многонациональной основе). 5. ...Государство стремится к вовлечению в экономическое, политическое, социальное и культурное строительство возможно большего количества граждан (принцип демотизма)...». Неизвестно, были ли знакомы составители советской конституции 1977 года с трудами Алексеева, но практически весь первый её раздел был составлен именно в таком духе: провозглашение целей государства и обязанностей его перед гражданами. Государство, по убеждению евразийцев, есть союз мира и правды. Его следует мыслить «как организацию, в которой интересы управляющих и управляемых могут и совпадать.

 

Последнее становится возможным в обществе, которое возникло после социальной революции, в котором старые социальные классы уничтожены и которое приближается к решению проблемы экономической нужды... В таком обществе миссия народа заключается не в организации оппозиции государству, но как раз в обратном – в защите государства от всех враждебных новому строю сил».   Оценивая евразийскую правовую концепцию с позиции сегодняшнего дня, то можно сказать, что евразийцы предсказали многие социально-политические и национальные процессы советского общества. Обоснование советской системы способствовало тому, что в результате евразийцы раскрыли сущность советской государственности и поэтому смогли предсказать тенденции развития как национального, так и политического процесса в СССР. В первую очередь это связано с тем, что евразийцы предугадали, что коммунистическая идеология рано или поздно изживет себя. Они верно определили тесную взаимосвязь партийного режима и системы власти, указав, что крушение партийной политической системы приведет к распаду государства. Наконец, евразийцы показали, к чему может привести принцип советской федерации, основанный на самоопределении нации. Проведенное исследование показывает, что евразийцы обозначили новый системный подход к вопросам изучения Российского государства: исторические связи России и Востока, проблему становления этноса на территории Евразии, вопрос об изучении народной политико-правовой культуры. Изучение евразийской модели государства имеет большое значение, так как является органической частью культуры России, без которой представление об отечественной общественно-политической мысли будет упрощенным и неполным. Вперёд, в Евразийский Союз!

                                                                                                       Юрий Самонкин   Москва. Сентябрь 2013 год

Источники:

1.      Алексеев Н.Н. Евразийцы и государство // Евразийская хроника. Париж, 1927. Вып.9. С.31-39.2. Алексеев Н.Н. На путях к будущей России (Советский строй и его политические возможности) Париж: Евразийское кн. изд-во, 1927.75 с.3.

2.      Алексеев Н. Н. Народное право и задачи нашей правовой политики // Евразийская хроника. Париж, 1927. Вып.8. С.36-42.4.

3.      Алексеев Н.Н. Общая теория государства (курс лекций). Прага , 1925. Вып.1. 2000.

4.      Ю.Вернадский В.Г. Монгольское иго в русской истории // Евразийский временник. • Париж, 1927. Кн.5. С.153-164.

5.      Вернадский Г.В. Начертание русской истории. М.: Айрис - пресс,2002. 368 с.13. • во, 1926. 80 с.

6.      Евразийство: формулировка 1927 г. Париж, 1927. 15 с.17. Евразийство: Декларация, формулировка, тезисы. Прага, Евразийское кн. из-во, 1932. 30 с.18. Евразийство и коммунизм. Б.м., 31с.19. Исход к Востоку. Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев. София: Рос.- Болт. кн. из-во, 1921. Кн. 1.125

7.      Карсавин Л.П. Евразийство и монизм // Евразия. 1929, № 10.21. Карсавин Л.П. Основы политики (политика как системное учение о культуре // Евразийский временник. Париж, 1927. Кн.5. С. 185-239.22.

8.      Мейснер Д. Исповедь старого эмигранта. М.: Издание советского комитета по культурным связям с соотечественниками за рубежом, 1963. 48 с29. Никитин В.П. Иран, Турция и Россия // Евразийский временник. Париж, 1927. Кн.5. С.75-120.30. Никулин Л.В. Мертвая зыбь. М.: Воениздат, 1965. 359 с.31.

9.      Политическая история русской эмиграции. 1920 - 1940 гг.: Документы и материалы: Учеб. Пособие / Под ред. АФ. Киселева. М.: Владос, 1999. 776 с.32.

10. Савицкий П.Н. Россия - особый географический мир. Прага: Евразийское кн. из- во, 1927, 68 с.48. Савицкий

11. Садовский Я.Д. Оппонентам евразийства (письмо в редакцию) // Евразийский временник. Берлин,1923. Кн.З.С. 159-171.50.

12. Сувчинский П.П. Вечный устой // На путях. Берлин, 1922. Кн.2. С.99-133.

Смежные материалы:

Интеграционный проектПассионарная теория этногенеза

СтатьиУЧЕНИЕ КЛАССИЧЕСКИХ ЕВРАЗИЙЦЕВ И ГЕНЕЗИС НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕИ РОССИИ

Интеграционный проектЕвразийство и Неоевразийство